Золотая лихорадка: как торговля в многопользовательских играх превратилась из забавы в бизнес

- Кирилл Тихонов, "Компьютерра" 14 октября 2008 года

Драконы, волшебные мечи, космические корабли и герои - лишь одна сторона крупномасштабных многопользовательских игр. У этих виртуальных миров есть второе дно, где разворачиваются другие, куда более странные и совсем не игрушечные истории. Каторжный труд на теневых фабриках в бедных странах, торговцы нелегальным золотом, воры и охотники за ними - материала хватило бы на пару остросюжетных книжек. Пока, впрочем, на эту тему чаще пишут научные работы.

По подсчётам Ричарда Хикса из университета Манчестера, автора опубликованного в августе 2008 года исследования вторичного рынка торговли виртуальными ценностями за реальные деньги, добычей игрового золота сейчас зарабатывают на жизнь не менее 400 тысяч человек. И это лишь консервативная оценка - Хикс признаёт, что данных отчаянно не хватает. Объём рынка тоже вызывает споры: по разным оценкам, он составляет от 500 миллионов до 8 миллиардов долларов.

Неизвестно, кто, где и когда впервые продал игровой предмет за реальные деньги. Сделки подобного рода происходили и до распространения крупномасштабных многопользовательских игр в современном понимании этого слова. Взять, к примеру, вторичный рынок, который образовался вокруг некомпьютерной игры Magic the Gathering ещё в начале девяностых. Продаваемые на нём "артефакты" и "заклинания" отличаются от предметов из MMO лишь тем, что имеют материальное воплощение - карточки с рисунками. Но их ценность никак не связана с картоном, на котором они напечатаны. Лет пятнадцать назад за любую из редчайших карт так называемой "могучей девятки", не выпускавшихся с 1994 года, можно было выручить несколько сотен долларов, а сейчас их цена на eBay порой доходит до десяти тысяч долларов.

По-настоящему рынок игрового золота расцвёл лишь в конце девяностых, когда появились первые графические многопользовательские игры. Разумеется, любители MUD порой обменивались предметами и персонажами и до этого, но искать покупателей было трудно, поэтому сделки происходили, в основном, между знакомыми. К 1997 году, когда открылась игра Ultima Online, считающаяся родоначальником жанра MMO, интернет-аукционы уже существовали. С их помощью найти желающих приобрести виртуальные предметы стало проще простого. Вскоре через eBay рекой потекли золото и предметы Ultima Online, а затем и других игр. Рынок быстро рос, но за пределами узкого круга любителей MMO о нём почти никто не знал.

В 2001 году американский экономист Эдвард Кастронова публикует знаменитую работу, в которой рассматривается экономика Everquest, самой популярной в тот момент многопользовательской игры. Когда он пересчитал финансовые показатели игрового мира в американские доллары по курсу, принятому на eBay, оказалось, что "валовой национальный продукт" Everquest лишь немногим уступает российскому и опережает китайский или индийский, а эверквестовская платина стоит дороже юаня и итальянской лиры. Средства массовой информации не могли пройти мимо такого наглядного сравнения, и о виртуальной золототорговле впервые узнала даже далёкая от подобного рода развлечений публика.

Для посторонних это было забавной экзотикой. Кому может прийти в голову платить реальные деньги за виртуальные достижения (а уж тем более - торговать ими)? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понимать, что именно продают торговцы игровым золотом. Правила и внешний вид крупномасштабных многопользовательских игр различаются, но все они имеют общие черты, восходящие ещё к докомпьютерным ролевым играм. У игрового персонажа в любой MMO есть набор характеристик, от которых зависит, на что он способен, и имущество, которое может влиять на характеристики. Значительная часть игры состоит как раз в том, чтобы добиться увеличения этих характеристик, однако кроме этого персонаж может путешествовать, сражаться с другими людьми или монстрами, торговать и делать массу других вещей. За то, чтобы пропустить одну из стадий и сразу перейти к чему-то ещё, люди готовы платить реальные деньги.

Применительно к любому другому виду развлечений это показалось бы абсурдом, но MMO - особый случай. Известный эксперт по многопользовательским играм Ричард Бартл полагает, что участников любой MMO можно поделить на четыре основных типа: "карьеристы", "исследователи", "болтуны" и "убийцы". Первые пойдут на любые жертвы, чтобы стать лучше других. "Исследователей" конечный результат волнует куда меньше, но они обожают находить скрытые зоны (особенно те, куда сложно попасть) или отыскивать оставленные разработчиками "пасхальные яйца". "Болтунов" интересует не столько игра, сколько игроки, с которыми можно пообщаться. В этом они похожи на "убийц", которым тоже нужны игроки, но по иной причине: им доставляет удовольствие победа над живым оппонентом.

Разумеется, это идеализированная схема, но подмеченные Бартлом типы покажутся знакомыми любому участнику MMO (и, пожалуй, не только им - подобная классификация подходит любому достаточно большому сообществу). И как раз в ней кроется одна из основных причин появления рынка виртуальных ценностей. Угодить всем не просто трудно - это невозможно. Контент, подходящий для игроков одного типа, воспринимается другими как неприятная помеха. Когда разработчики игры оказываются бессильными, на сцену выходят торговцы золотом.

Индустриализация

В начале 2002 года небольшая американская компания Black Snow Interactive открыла в мексиканском городе Тихуана удивительное предприятие. Компьютеры с высокоскоростным интернет-соединением, которыми было оборудовано каждое рабочее место в офисе, не выключались ни на минуту. Работа шла в три смены. Двадцать четыре часа в сутки мексиканские работники Black Snow Interactive проводили за игрой в Ultima Online или Dark Age of Camelot. Впрочем, игрой их занятие можно было назвать лишь с натяжкой. Они не развлекались, а усердно добывали внутриигровую валюту или "прокачивали" персонажей. И то, и другое затем отправлялось на продажу за реальные деньги.

В жаргоне MMO есть слово, которое обозначает продолжительное выполнение однообразных действией. Когда игрок снова и снова убивает одних и тех же монстров, чтобы накопить золото или добыть редкий предмет, его называют "фермером". Мексиканские сотрудники Black Snow Interactive были именно "фермерами", а их офис - первой "золотофермой", сведения о существовании которой сохранились. Первой, но далеко не последней. В скором времени вторичный рынок игрового золота ждал лавинообразный рост. После появления World of Warcraft и Lineage 2 количество пользователей многопользовательских игр выросло на порядок, и золотофермерский бизнес, до того остававшийся уделом странноватых кустарей-одиночек, на глазах превратился в индустрию, в которой заняты сотни тысяч человек.

Для разработчиков многопользовательских игр это оказалось неприятным сюрпризом. Фермеры удовлетворяют потребности части игроков, но для всех остальных их присутствие - это проблема. В местах, которые фермеры облюбовали для работы, они как саранча истребляют все ресурсы, не оставляя обычным игрокам ничего. И это лишь полбеды. Экономика MMO очень похожа на реальную, но она имеет важное отличие, которое делает её очень уязвимой. Каждая победа в игре должна быть вознаграждена, а значит всякий убитый монстр увеличивает количество золота, обращающегося в игровой экономике. Но чем больше золота, тем меньше его ценность. Чтобы избежать инфляции, излишки золота выводятся из игры, когда игрок покупает у компьютерных персонажей предметы или услуги (в World of Warcraft эту роль выполняют дорогие ездовые животные и ремонт одежды). Проблема в том, что против фермеров, добывающих золото круглосуточно, этот способ не работает, и экономика игры начинает рушиться.

Вдобавок, дело редко ограничивается "честным" фермерством. Ещё первые продавцы золота охотно эксплуатировали ошибки и "дыры" в игре. Современные же фермеры поголовно вооружены программными ботами, способными "фармить" монстров без участия человека. Есть и откровенно криминальные методы заработка. С помощью специальных вредоносных программ злоумышленники крадут пароли для доступа к учётным записям игр. После этого все предметы немедленно идут на продажу (при удаче с аккаунта можно выручить несколько десятков долларов), похищенных персонажей используют в качестве ботов или для рассылки внутриигрового спама, а краденое золото сбывают по тем же каналам, которые используют обычные золотофермеры. Виртуальные деньги, как и настоящие, не пахнут.

За всё это золототорговцев в равной степени не любят и игроки, и разработчики. "Я не просто ненавижу фирмы, которые продают золото против воли разработчиков, - возмущался в одном из интервью президент компании Mythic Марк Джейкобс. - Я презираю их, они вызывают у меня отторжение, я чувствую отвращение к ним всеми своими фибрами". Золотоферма Black Snow Interactive вошла в историю только потому, что Mythic, которой принадлежала игра Dark Age of Camelot, подала против неё в суд. Дело было выиграно, но победа оказалась временной. Спустя пять лет перед компанией стоит та же проблема. Золото Warhammer Online, новой игры, над которой работал Марк Джейкобс, появилось в продаже на вторую неделю после её открытия. Засудить нынешних фермеров будет куда сложнее - хотя бы потому, что они почти все базируются не в Соединённых Штатах, а в Юго-Восточной Азии.

Ни хао

Существует две теории, объясняющие происхождение китайских золотофермеров. Согласно одной из них, первые фермы организовали предприимчивые южные корейцы. Китай был выбран по той же причине, из-за которой Black Snow Interactive открыл ферму в Мексике, а не в родной Калифорнии. В развивающихся странах проще найти дешёвую рабочую силу, чем в США или Южной Корее. По другой теории, всё началось с китайских интернет-кафе, посетители которых играли в MMO. Некоторые кафе стали приторговывать добываемым тут же игровым золотом, а когда торговля оказалась весьма прибыльным занятием, их переоборудовали в полноценные золотофермы.

Скорее всего, доля истины есть и в том, и в другом предположении. Так или иначе, к 2005 году о существовании китайских фермеров знал почти каждый пользователь MMO. Не заметить их было невозможно: они оккупировали самые доходные места каждого из сотен серверов World of Warcaft, Lineage 2 и других популярных многопользовательских игр. Журналисты, отправившиеся в Китай разбираться в том, что же происходит, обнаружили, что добыча золота поставлена на широкую ногу. В крупных городах действует множество небольших золотоферм, не так уж сильно отличающихся от других китайских предприятий подобных масштабов.

В подавляющем большинстве случаев сотрудники китайских золотоферм - это мужчины возрастом от 18 до 25 лет. Работа, как и на мексиканской ферме Black Snow Interactive, идёт посменно, но смены дольше (двенадцать часов вместо восьми), а выходных не бывает. Иногда спальные места устраивают в том же помещении - в этом случае работники могут спать, не покидая компании. Зарплаты колеблются от 800 до 2000 юаней (3000-7000 рублей). Фермеры не жалуются: такие доходы не редкость в Китае, причём нередко заработок достаётся куда более тяжёлым трудом. Убивать огров, конечно, скучно, но уж лучше огры, чем станки.

Китайские золотофермы - это лишь самый нижний уровень пирамиды. Добытое золото необходимо продать и доставить покупателю. Этим занимаются другие люди. Обычно фермерские компании сбывают добытое золото крупным торговцам, а те уже заботятся обо всём остальном. Половина или чуть меньше прибыли получает золотоферма, остальное идёт в карман перекупщика. Рядовым фермерам достаётся и того меньше. В 2007 году "Нью-Йорк Таймз" приводила следующие цифры: с каждой сотни варкрафтовских золотых, которую в тот момент продавали в США по 8 долларов, китайская золотоферма зарабатывала только 3 доллара, а фермер в итоге получал 1,25 долларов.

Перепродажа игрового золота гораздо доходнее фермерства. В отличие от золотоферм, которые редко насчитывают более двух-трёх десятков работников, среди торговцев попадаются настоящие гиганты. Крупнейшим продавцом игровых ценностей на западном рынке долгое время была американская компания IGE, скупающая золото у десятков тысяч золотоферм со всего мира и действующая почти в каждой популярной многопользовательской игре. Компания появилась вскоре после краха доткомов в 2001 году. Брок Пирс, один из основателей IGE, был вице-президентом интернет-компании Digital Entertainment Network, а другой основатель, Алан Дебонневилль, его приятелем по Everquest. Когда Digital Entertainment Network обанкротилась (руководство фирмы подозревали в педофилии, а также хранении оружии и наркотиков), они решили попробовать свои силы в торговле золотом.

Пирс взялся за дело с доткомовским размахом. Поначалу в IGE даже пытались наладить отношения с разработчиками, но без особого успеха. "Однажды они явились к нам в офис. Это была до крайности странная встреча, - вспоминал в интервью сайту virtual-economy.org Магнус Берггсон из исландской компании CCP, разработавшей EVE Online. - Мы едва не вышвырнули их". IGE это, конечно, не смутило. В 2004 году компания поглотила своего основного конкурента, который, если верить материалам недавнего судебного процесса, не гнушался дублицировать золото незаконными методами, и принялась скупать популярные игровые сайты. Одно время IGE даже готовилась к размещению акций на бирже. Однако затем, похоже, начались проблемы, и золототорговый бизнес IGE вместе с торговой маркой и сайтами был продан компании Atlas Technology Group.

Золоторговля и золотофермерство процветает во всех странах, где есть пользователи MMO. Сам Китай обеспечивают золотом фермеры из Вьетнама, готовые день и ночь убивать монстров в игре за совсем скромную плату. Британским журналистам удалось отыскать организованную золотоферму в Румынии, и почти наверняка они есть и в других местах. Работают золототорговцы и в России.

Русское золото

"У нас нет как такового "профессионального фарминга", есть те кто старается", - объясняет мне продавец игрового золота, называющий себя Эльф-торговец. Он занимается этим странным бизнесом уже пять лет, что делает его, вероятно, одним из старейших золототорговцев в России. Своё прозвище он получил в российской MMO "Сфера", затем работал на официальных серверах Lineage 2, а когда в 2004 году открылся World of Warcraft, Эльф-торговец полностью переключился на него. Сейчас ему 24 года и варкрафтовское золото - главный источник его дохода. Хотя золотофермерской индустрии в "китайском" понимании этого слова в нашей стране действительно нет, в Рунете действуют десятки интернет-магазинов, где можно заказать игровые ценности и услуги всех сортов.

Многопользовательские игры лишь недавно стали переводить на русский язык и продвигать в России. Несмотря на это, количество пользователей MMO в нашей стране уже сейчас измеряется шестизначным числом. Достаточно вспомнить историю заселения русских серверов World of Warcraft, открывшихся этим летом. Их популярность явно стала для Blizzard неожиданностью. Каждые несколько недель компании приходилось добавлять новые серверы, которые тут же заполнялись под завязку. До сих пор почти все из них остаются густонаселёнными или переполненными. Во многих многопользовательских играх есть крупные русскоязычные диаспоры - например, в EVE Online русский Red Alliance ещё недавно контролировал внушительную долю игровой вселенной. Кроме того, вряд ли следует сбрасывать со счета бесчисленные пиратские серверы Lineage 2, Ragnarok Online и других игр. Азиатские MMO, которые переводит и выпускает в России Nival, также пользуются спросом. Как утверждают в компании, российская аудитория игры Perfect World превысила 100 тысяч человек в первый же месяц после открытия.

Рост популярности многопользовательских игр, разумеется, отражается на золототорговле. Хотя стоимость единицы игровой валюты со временем, как правило, снижается, доходы её продавцов только растут. Увеличившийся спрос и выросшие обороты с лихвой компенсируют любые колебания курсов. "Конкурентов стало больше чем даже год назад", - говорит Дмитрий Скрипкин, владелец ещё одного интернет-магазина, торгующего игровым золотом. Он начинал в 2006 году с перепродажи золота, добываемого китайскими фермерами на серверах Lineage 2. Сейчас он торгует валютами и других игр, а в его команде постоянно работают ещё четыре человека.

Но полностью полагаться на китайских "поставщиков" невозможно. На русских серверах World of Warcraft, например, китайские фермеры пока не работают. В таких случаях приходится рассчитывать на другие источники золота. Многие российские продавцы ведут самостоятельную золотодобычу при помощи ботов, но обойтись собственными силами удаётся редко ("слишком большие обороты, самим столько нафармить сложно", - поясняет Эльф-торговец). Недостающее золото закупается у фермеров-одиночек или выменивается у обычных пользователей. У сильных игроков часто есть простые способы заработать крупные суммы. Например, хардкорные игроки в World of Warcraft берут за помощь в получении рейтинга на арене или редкого ездового медведя несколько тысяч золотых. В итоге эта сумма нередко попадает к продавцу золота, а от него, весьма вероятно, к следующему любителю медведей и арены.

Но главный источник "русского золота" - это одиночки-"ботоводы", "фармящие" золото с помощью специального софта, который автоматически управляет персонажем. Это простой, но куда более опасный и накладный способ заработка. Рано или поздно каждая учётная запись, на которой использовались боты, оказывается заблокирована владельцами игровых серверов. Если это случится раньше, чем окупится стоимость высокоуровневого персонажа, то "ботовод" понесёт убытки. Доходы, между тем, трудно назвать высокими: в World of Warcraft за две-три недели круглосуточной работы бот добудет золота в лучшем случае на 150-250 долларов. "Место китайцев занимают, в основном, фермеры из Белоруссии и Украины, а также регионов России", - утверждает Illis, тоже не первый год торгующий золотом. Большая часть игровой валюты, добытой "ботоводами", продаётся русскоязычным пользователям, но бывают и исключения. Некоторые золотофермеры из России сотрудничают с торговцами в Европе.

Владельцы игровых серверов редко трогают покупателей золота, но с нелегальными торговцами они борются не менее рьяно, чем с фермерами. "В разных играх по-разному борются с торговлей, - рассказывает Дмитрий Скрипкин. - В Lineage 2, например, раз в год, если не наглеть, а в WoW как получится, но там уже целая система предосторожностей. В Everquest II ещё не банили, зато в Guild Wars, бывает, банят даже за покупку 100 платины." Любому крупному продавцу необходимо иметь запас золота на каждом сервере, но чтобы паодстраховаться, крупные суммы стараются не держать на одном аккаунте. Для передачи заказа тоже есть хитрости: рассылка денег по игровой почте почти наверняка привлечёт ненужное внимание, поэтому золото передают из рук в руки или прибегают к ещё более замысловатым методам.

Предосторожности срабатывают далеко не всегда, и когда по игровым серверам прокатывается волна "банов", золототорговцы несут заметные убытки. "Каждая массовая серия банов "закрывает" более половины продавцов на рынке", - говорит Эльф-торговец. Впрочем, во всём можно найти свои плюсы. Временное уменьшение количества конкурентов и взлетевшие до небес цены на золото скрашивают жизнь тем, кто выжил.

Баланс сил

Конца холодной войны между торговцами золотом и владельцами игровых серверов пока не предвидится . Главным оружием разработчиков MMO пока остаётся поиск и блокирование учётных записей, причастных к продаже золота. Это заведомо проигрышная тактика, которой невозможно изменить баланс сил. Слишком рьяная "охота на ведьм" неизбежно приведёт к появлению невинных жертв, а от периодических набегов толку мало. Торговцы и фермеры считают случающиеся время от времени потери своеобразным налогом и продолжают работать и зарабатывать.

Возможно ли уменьшить вред, производимый фермерами? Экономика с закрытым циклом оборота ресурсов менее уязвима, но все попытки её реализации с треском провалились. Эксперимент, который провели создатели Ultima Online, доказал, что в игре такая система попросту не работает. Оказалось, что игроки склонны накапливать ценности, и обескровленная экономика быстро стопорится. Конечно, можно было бы ввести механизмы, не позволяющие скопидомничать, но вот беда - их трудно назвать "забавными", а в отличие от реального мира, игра не может позволить себе не быть "забавной". Через несколько лет закрытую экономику тестировали и разработчики EVE Online, но в итоге решили обойтись экономикой с открытым циклом и замысловатой системой отвода избыточных денег.

Многие другие особенности современных MMO можно приписать желанию разработчиков хотя бы немного ограничить торговлю игровыми ценностями. Именно для этого в World of Warcraft были введены персональные предметы, которыми нельзя торговать или меняться. Другую интересную идею предложили разработчики EVE Online. В этой MMO развитие персонажа продолжается без участия игрока - ему не нужно даже включать игру. Это на корню убило рынок "прокачки" персонажей.

Конфликт между торговцами и разработчиками MMO вряд ли будет разрешён в ближайшие годы. Да и есть ли у него решение? Слишком уж велик клубок окружающих его проблем - от технических и экономических до юридических и этических. Пока он не распутан, фермерам вряд ли что-то угрожает.

Законы бототехники

Если включить World of Warcraft и посмотреть список персонажей в местности под названием Острогорье, в глаза бросится необычно большое количество чернокнижников, которые не состоят в гильдиях, странновато одеты и никогда не вступают в разговоры. Они не отключаются ни днём, ни ночью, и никогда не покидают облюбованного для работы уединённого ущелья. Это и есть фермерские боты, которыми управляют специальные программы.

Им, конечно, не пройти теста Тьюринга, но особой разумности от ботов и не требуется. Их преимущество в другом: в отличие от человека, они не устают и могут работать круглосуточно. Боты всегда оказываются в выгодном положении, потому что почти все MMO ценят потраченное в игре время выше умений игрока. И даже если это не так, ботам всё равно находится применение. Например, в Second Life с их помощью скупают освободившиеся земельные участки и накручивают посещаемость.

Первые боты появились задолго до современных MMO. В текстовые многопользовательские игры MUD можно было играть по telnet, но это было слишком трудно. Почти все использовали клиентские программы, с помощью которых можно было автоматизировать некоторые действия. Разумеется, вскоре умельцы довели автоматизацию до абсурдного уровня, но иного и ожидать было странно, поскольку среди любителей MUD преобладали компьютерщики и юниксоиды.

Как отличить человека от бота? Веб-сайты используют "капчи" - искажённый текст, который трудно распознать автоматически. В некоторых MUD с ботами боролись похожим способом: в игру встраивали ловушки, не заметить которые способен только глупый скрипт. Минусы этого метода те же, что и у "капч": чем эффективнее они работают, тем сильнее досаждают честным пользователям.

Самую одиозную систему борьбы с ботами разработали опять-таки в Blizzard. Специальный модуль World of Warcraft под названием Warden ("Надзиратель") анализирует и передаёт на сервер информацию о процессах, запущенных параллельно с игрой. Если что-то вызовет подозрения, программа пометит учётную запись, и вскоре к проверке подключится человек. Время от времени создатели программ для управления ботами находят способ спрятаться от слежки, но затем появляется улучшенная версия Warden, и всё возвращается на круги своя.

Полной победы в этом соревновании брони и снаряда быть не может, но у Blizzard есть и другие методы. 29 сентября компания выиграла судебный процесс против MDY Industries - фирмы, разработавшей самое популярное приложение для управления ботами. На каком основании? Юристы Blizzard ухитрились доказать связь между нарушением правил игры и нарушением авторских прав.

При загрузке клиентской программы в памяти компьютера создаётся её копия. Разрешение на создание копии даёт пользовательское соглашение World of Warcraft, но оно же запрещает использовать для игры любое другое программное обеспечение. Отсюда следует неожиданный вывод, что загрузка игры при использовании запрещённого бота - это создание нелицензионной копии, за которое можно преследовать по всей строгости DMCA. Судью удовлетворило это объяснение, и теперь MDY, скорее всего, придётся выплатить 6 млн. долларов - сумму, превышающую её доход за всё время существования.

Деньги Энтропии

У игры Entropia Universe, разработанной шведской компанией Mindark, всего лишь одно, но очень важное отличие от обычной MMO. Её валюта свободно конвертируется в доллары и обратно. В результате получается странный гибрид Second Life, имеющей экономику, основанную на сходных принципах, и традиционной многопользовательской игры со всеми её характерными атрибутами. "Энтропию" нельзя назвать сверхпопулярной (100 тысяч активных игроков - это совсем немного по сравнению с 11 миллионами World of Warcraft), что не мешает ей то и дело создавать любопытные новостные поводы. В этом году игра снова попала в книгу рекордов Гиннеса (в ней была заключена сделка на сто тысяч вполне реальных долларов), а недавно стало известно, что налоговая служба Швеции начала облагать налогом некоторые предприятия в Entropia Universe - вероятно, первый случай виртуального налогообложения.

В мае 2007 года Mindark продал пять эксклюзивных лицензий на ведение банковской деятельности в "Энтропии". Одна из лицензий досталась знаменитой Аньше Чанг, сделавшей состояние на торговле объектами и землёй в Second Life, другую лицензию получил известный в Entropia Universe "магнат" Джон Джейкобс по прозвищу NEVERDIE, а ещё одну приобрела российская платёжная служба Moneta.ru. Лицензия обошлась ей в 99 тысяч долларов. Банк Moneta.ru в Entropia Universe заработал через четыре месяца в игровом городе под названием Твин Пикс. Софт, предоставленный Mindark, обеспечивает круглосуточную работу виртуального банка, но полная автоматизация пока недостижима. "Так как экономика в игре очень динамичная, и все меняется быстрее чем в реальной жизни, банк требует постоянного внимания", - объясняет Юрий Ефремов из Moneta.ru.

Главная услуга, которую в данный момент могут оказывать банки в Entropia Universe - это предоставление краткосрочных кредитов под залог. Этого, конечно, мало, но без участия разработчиков расширить функциональность банка невозможно, а Mindark сейчас не до этого: компания готовится перевести "Энтропию" на новый движок, лицензированный у Crytek. "Мы ожидали большего от разработчиков игры в плане развития банковской системы, - говорит Юрий Ефремов. – Но к сожалению, все дальнейшие переговоры перенесены на следующий год, когда будет запущена новая версия игры". Впрочем, в компании надеются, что в итоге выполнят планы, с которыми приобретали лицензию, тем более, что открытие отдельного банка в "Энтропии" - это лишь начало. Планы Moneta.ru в области MMO намного шире.

Факты

Кто покупает золото
По данным социологического исследования, проведённого Ником Йи (The Daedalus Project) из лаборатории PARC, чем старше игроки, тем больше они склонны покупать золото. Это естественно: у них есть деньги, но нет лишнего времени. Каждый четвертый пользователь MMO старше 29 лет тратит на услуги золототорговцев от 121 до 205 долларов.
Экономист в EVE Online
В EVE Online пользователи обладают куда большей свободой, чем в статичном World of Warcraft, и сложная экономика игры в полной мере отражает эту разницу. В прошлом году компания CCP, разработавшая EVE Online, ввела особую должность: штатный экономист. "Наблюдая за рынком в замкнутом мире наподобие EVE Online, можно узнать, как, например, формируются ценовые пузыри, - рассказывал в интервью BusinessWeek занявший это кресло доктор Эйольфур Гудмундссон. - Я думаю, если изучить наши данные, можно найти достаточно интересных случаев и примеров этого".
Сколько стоит золото
Цены на золото World of Warcraft всё время меняются. Они вырастают после каждой волны закрытий аккаунтов, замешанных в золототорговле, но падают из-за нововведений в игре, делающих золото более доступным. Чаще всего золото покупают, чтобы получить быстрое летающее животное, рейтинг арены или медведя из Зул'Амана. Каждый из этих товаров стоит не менее 5000 золотых, приобретение которых сейчас обойдётся в 90-130 реальных долларов. Впрочем, в ноябре, когда появится дополнение к World of Warcraft, цены, скорее всего, значительно изменятся.
RMT по-близзардовски
Хотя Blizzard не торгует игровыми предметами напрямую, кое-что в World of Warcraft можно достать лишь за реальные деньги. В наборах для карточной игры по мотивам Warcraft изредка встречаются карты с кодом, который можно обменять в WoW на особых питомцев и ездовых животных. Узнать до покупки, какие карты входят в набор, нельзя - вся надежда на везение. Впрочем, можно воспользоваться eBay, но это недёшево: код для получения призрачного тигра стоит там около тысячи долларов.

Читайте также: разработчики игр берут виртуальную торговлю в свои руки (pdf).

- Опубликовано в журнале "Компьютерра" #38, 2008 г.